?

Log in

No account? Create an account

нацбест = прилепин

« previous entry | next entry »
Jun. 9th, 2008 | 11:37 pm

[UPDATED цитатами в конце постинга]

Не знаю, были ли варианты, лучше, но Прилепиннормальный выбор - с моей вычурной точки зрения. Это ОЧЕНЬ важная фигура в современной русской литературе. И надо, конечно, написать об ИСТИННОЙ революционности, потому что она (истинная, а не политическая) запросто может иссякнуть (и это, возможно, к лучшему).

Я вижу, что Прилепин – САМЫЙ непонятый из современных русских писателей. Не в смысле непонятный, а в смысле не так понятый. Он совершил удивительную вещь:

Загнал нож в спину Великой Русской Литературе. Это поступок.

Сорокин плюнул в лицо ВРЛ. (я о голубом сале) ВЛР утерлась и пошла себе дальше стариковской походочкой.

prilepin подошел к ВРЛ сзади,
- а, это ты, Захар, как дела?
– Ну так, ничо. Пишу понемножку
, - и хрхрхр заточку ей в почки )))
Или нет, позвонил в квартиру ВРЛ, обширную, но обшарпанную и заросшую паутиной.
– Кто?
– Да эт я, Захарка. Свой, яснополянский, помните?
– А, заходи
.
А наутро сыщик говорит: проникший явно был знаком и вызывал доверие )))


Не после Санькьи, конечно, я такое умозаключил. После Греха.

Но чтобы было понятней, я должен сделать отступление об интернет-человеке, к которому рассказы Прилепина имеют непосредственное отношение.

Интернет-человек – это такой мой нарочно запутывающий термин, обозначающий странное явление – человека, к интернету имеющего мало отношения, но явленного в 2000-х в форумах и блогах.
Виртуальность, анонимность, свобода – и улица заговорила безъязыкая.
Кто-то мог прожить 50 или 100 лет и не встретить таких персонажей ни разу в жизни и, например не услышать, как на чье-то обращенное в пространство
у меня умер сын отвечают а я рад. поделом тебе, мразь.
Он думал, что таких нет в природе. Хотя, может, и сам в собственной башке что-то такое разок заметил, порскнувшее как таракан, но вовремя загнал за подкорковый Можай, выпил 100 водки и пошел в видеотеку через дорогу за Рублевым Тарковского ))
Это просто пример. Интернет-человек не обязательно чудовище. Просто тот, кто реально существует, но - невидимка, виден только в волшебном зеркале интернета. Первым его явил миру великий Горчев-dimkin в своих ранних рассказах. Но явил тонко и иронично, то есть вроде как и не явил.

Мне даже иногда кажется, что вещи, которые открывает Прилепин радостному читателю, сравнимы по "последней" правде с правдой колымских рассказов Шаламова.

Шаламов открыл правду не о том, как плохо плохие тоталитарные дядьки могут обращаться с человеком, а о том, каким может стать человек, что из него может выползти на Свед Божий. За это его и ненавидят.

Прилепин пишет как бы о Жизни и Смерти, о Любви и прочих милых экзистенциальностях, которые типа здесь рядом с нами. Об этом каждый 2-й пишет. На самом деле он пишет о Нежности и Убийстве. Оно, убийство, не то, чтобы рядом, оно внутри, разве что в ослабленном виде - как полудохлые бактерии, которым нужна простуда или какой-нибудь спид, чтобы задать жару.

В отличие от многих, читавших Грех, я ничего не имею против знаменитого прилепинского сюсюканья. Оно в Грехе всегда используется сознательно и по месту. К тому же в русском рекордное число уменьшительных суффиксов, почему б не поэкспериментировать. Сюсюсю и мусипуси строго уравновешены жестью происходящего. Но происходящего не где-то, а в башке (или в Душе, а то и в Сердце). Жесть относительна. В целом проза Прилепина умеренно-жесткая. У Кисиной в Феррари скоростные бомжи описаны пожестче, чем бомжатник в первом рассказе Греха (забыл как называется, длинное такое название). Но она пишет так сказать бихевиористски, про черный ящик. Прилепин пишет от первого лица, с которым не западло отождествиться, потому что он сцуко талантливый. И это жестко.

Рассказ 6 сигарет и так далее (про вышибалу в кабаке) на мой вкус самый лучший, самый сильный и самый убедительный. Он просто пересказывает рядовой рабочий день вышибал, при этом гипнотизируя читателя напряжением в воздухе бара и делает это так талантливо, что читателю самому уже хочется поскорей отвести истерзанную напряжением и унижением душу, замочив вместе с автором омерзительного пидара. Был в позапрошлом веке какой-то анекдот про суд над 3-мя преферансистами замочившими 4-го, что-то вроде
Обвиняемый: я в пичку, Семен в пичку, и покойничек в пичку
Судья: ну а дальше?
Обвиняемый: я в пичку, Семен в пичку, и покойничек в пичку
Судья: ну а дальше, дальше-то что?
Обвиняемый: я в пичку, Семен в пичку, и покойничек в пичку!
Судья: да за это ж канделябром!
Обвиняемый: именно так мы и поступили

Если какой-то из рассказов Прилепина не об естественности убийства, то он уж наверняка о естественности насилия. Замочить – это естественно не для кого-то там где-то там, а для типа нас с вами. Не зарекайся, ты и сам пнешь бомжа, а может, если (не) повезет, и убьешь кого. Хотя, скорее всего, не убьешь – 1 млн чел стоит в метро у края платформы, а падает на пути кто-нибудь всего лишь раз в неделю.

Типичный герой Прилепина - мушчина скорее слабый, чем сильный, но наделенный мускулатурой и умением дать в рыло. Я имею в виду, что Классический Сильный знает, чего хочет и прет к цели и пофигу мороз, ему не мешает даже возможное собственное физическое убожество (а цель бывает и хорошей, и плохой). Прилепинские мушчины обычно плывут по течению. Случается, течение завихряется, как в случае с Санькёй - он тоже плывет по течению, только течение это против главного течения, то есть, буквально, мейнстрима.

Прилепинский герой никого не планирует убивать. Но такая возможность в нем заложена. Причем – это очень интересно – механизм, который приводит в действие машину мочилова, чисто эстетический: он нетерпим к несправедливостям (мерзостям) жизни. Омерзительная старушенция обижает собачку - мочить старушенцию. В каждом случае потенциального или реального мочилова объект мочилова у него омерзителен. Что старушка, что пидарок-в-баре, что «чехи». У чувствительного читателя аж руки чешутся )))

А вот в ВРЛ обычно по-другому. Герои ФМ Достоевского в основном сильные личности. Это люди идей, пытающиеся их воплотить (обычно на погибель людям и свою собственную). Студент-ботан Родион Раскольников - решил убить мерзкую babUshku-процентщицу не за то, что она мерзкая, а за то, что идея хорошая. А вот само убийство у него откровенно через жопу. Потому что оно противоестественно.

А кто прав? ФМ или Прилепин? Я ставлю на Прилепина.

Я сильно сомневаюсь, что в наше время убийство более естественно (природно), чем во времена ФМ, скорее наоборот. Просто мы обычно смотрим на человека через розоватые очки, а титаны ВРЛ смотрели – даже и не знаю, через что и чем они смотрели ))

Ну и в 19 веке не было интернета и форумов, поэтому интернет-человек был недоступен органам чувств.

Да в общем еще лет 10 назад реальный человек, в массе своей слабый, жестокий и сентиментальный, был незаметен. А сейчас он - уж не знаю через интернет или как еще – всплыл на поверхность сознания. Или где-то там под поверхностью плавает, был такой американский триллер, не помню какой, там они бегут по льду реки, под которым течение тащит размахивающего руками жертву.

Ну и его, этого самого реального, интернет-человека, увидели в рассказах и повестях Прилепина, и сказали:
бля, он пишет правду,
нет ну риально чел пишет, как титаны ВРЛ.
и языком каким-то таким приятным, как в 19 веке почти.
и по-доброму, с сюсипусями.


Хрен вам! Не как ВРЛ, которой он засадил отвертку в почки. А что правду, это да. То есть правда-то вообще непонятно что такое:
какой бомж более реален?
- которого хочется пнуть ногой у Прилепина?
- или сюсипусечные бомжики, увиденные через розовые очки классиков Лауреатом Иличевским?
Да и те, и другие реальны! Просто о сюсипусечных униженных и оскорбленных пишут уже 2 века, а миниатюра Пни бомжа - премьера. Это круто. Радоваться этому? Не знаю. Но круто.

Никто не посчитал пока,
-скольких угандошили начитавшиеся идейного Достоевского интеллигенты,
-скольких начитавшиеся Жана Жене или какого-нибудь Батая интеллектуалы,
-скольких обезумевшие от игровых приставок или моего любимого канала 2х2 современники.
так что делать моралистические и социологические выводы я б поостерегся.

Как полуинтеллигент, я, пожалуй, на стороне Иличевского.

А начал я с того, что прилепинская революционность (в смысле ножа в спину ВРЛ, а не в смысле Др. России и несомненной правды о том, что нет жизни за МКАДом) может иссякнуть. Признаки этого есть в Грехе. Там есть, по-моему, разброд и шатание, непонятки:
куда идти – к ницшеанцу а ля рюс, маленькому сверхчеловеку (как в том рассказике, где он записывался в иностранный легион), встраиваться в линию СелинЖенеМисима => Лимонов?
или переползти на метровой глубины колею ВРЛ, полюбить маленького человека (миничела), а то и на лавры Чернышевского посягнуть? )))

UPDATE: цитаты, решил сюда с дублировать для удобства
Какой случится день недели
Я пнул расставленные на моем пути голые ноги бомжа, и мне показалось, что с раны на его лодыжке вспорхнули несколько десятков мелких мошек.
- Черт! - выругался я, громко дыша, уже не в силах не дышать. Человек, которого я пнул, пошатнулся и упал, попутно сгреб со стола посуду, и она посыпалась на него, и стул, на котором он сидел, тоже упал и выставил вверх две ножки. Причем расположены они были не по диагонали, а на одной стороне. "Он не мог стоять! На нем нельзя сидеть!" - подумал я и закричал:
- Где щенки, гнида?!</i> [это его Любимой, Марысеньки, гепотеза - "Их, наверное, бомжи забрали"]
- Щенков забирали? - заорал я на него, разыскивая в коридоре, чем бы его ударить.
[а вот и выход дамы с собачкой:]
Тетка орала на меня хорошо поставленным голосом. Я не разбирал, что она орала, мне было все равно. Я нашел брошенный кирпич и повернулся к ней, подняв мелко дрожащую руку, сжимая обломок.
- Сейчас я тебе башку снесу, - сказал я внятно и негромко. Сердце мое тяжело билось.
- Тебя посадят, подонок! - крикнула она, глядя на меня, бешено и все так же брезгливо.
- А тебя положат!.. На! - крикнул я и с силой бросил камень ей в ноги, он подпрыгнул и вдарил ей под колено.
Из ранки, по разорванным чулкам, сразу пошла кровь. От удара она сделала два шага назад и стояла, не двигаясь, глядя сквозь меня, словно смотреть на меня было ниже ее достоинства. Я подскочил и снова схватил кирпич, хотя вполне уже мог ударить ее рукой, но рукой не хотелось. Хотелось забить камнем. Но схлынула уже первая злоба, и я понимал, чувствовал, что уже нет - не могу, наверное, уже не могу. [крутая тетенька, кстати: не забыла про no eye contact в экстремальной ситуации ;)]
Грех [довольно сюсявый, с навязчивой Лебве-Смертью, но нетупо сделанный рассказ]
Разбудил визг свиньи.
"Режут уже! Черт, не успел!" [сокрушается мальчик-Захарка, напрасно, еще не зарезали]
[...]
где-то под сердцем тихо торкал в кровь странный вкус сладости чужой, пусть животной, смерти.
[дед коварно обломал кайф, зарезал свинью пока Захарка бегал какать]

Свинье взрезали живот. Она лежала, распавшаяся, раскрытая, алая, сырая. Внутренности были теплыми, в них можно было погреть руки. Если смотреть на них прищурившись, в легком дурмане, они могли показаться букетом живых, мясных, животных цветов. [прям Жан Жене ;)
а ща будут коронные прилепинские сюсипуси:]

Когда Захарка откусывал крепкое, с ветки снятое яблоко, ему казалось, что Катин смех выглядит как эта влажная, свежая, хрусткая белизна. [Это чо, Сорокин? ;)]
Шесть сигарет и так далее [лучший, конечно, рассказ сборника]
За ними тянулся позер, в фойе он остановился, чтобы надеть свой плащ. Я смотрел, как он долго размахивает им, обдавая нас дурным запахом еле ощутимого гнилья. [в этом собсна его единственная вина]
[...]
Молоток, с красным лицом, ударил ногой, пудовым своим берцем, позера по ребрам. Его подбросило от удара. Закашлявшись, он встал на четвереньки и попытался так идти. Я наступил на его плащ.
— Не уходи, — сказал я ему.[это, кстати, гениально]
Молоток еще раз ударил позера — по животу, и мне показалось, что изо рта позера что-то выпало.
Руки его ослабли, он не устоял на четвереньках и упал лицом, щекой в лужу, выдувая розовый пузырь, который все время лопался.
Я присел рядом, прихватил его покрепче за волосы на затылке и несколько раз, кажется семь, ударил головой, лицом, носом, губами об асфальт. Вытер руку о его плащ, но она все равно осталась грязной, осклизлой, гадкой.[а мой институтский дружок учил, что в финале "попиздовки" следует "прыгнуть на рожу" поверженному противнику]
Карлсон [неплохой, немного даже таинственный рассказик с гуманистическим финалом ;)]
В ту весну я уволился из своего кабака, где работал вышибалой. Нежность к миру переполняла меня настолько, что я решил устроиться в иностранный легион, наемником. Нужно было как-то себя унять, любым способом.
Мне исполнилось двадцать три: странный возраст, когда так легко умереть. Я был не женат, физически крепок, бодр и весел. Я хорошо стрелял и допускал возможность стрельбы куда угодно, тем более в другой стране, где водятся другие боги, которым все равно до меня. [это начало рассказа, очень часто цитируется, естественно]
[бедный, но начитанный, утонченный мини-сверхчеловек окружен унтерменшами - маленькими человеками ВРЛ, видимо:]
Иногда из желтого, окривевшего на каждое окно здания выходили молодые люди, сутулые, с глупыми лицами, в трико, оттянутых на коленях, в шлепанцах; громко разговаривали, неустанно матерясь и харкая на землю.
[...]
Молодые люди кричали что-то своим девушкам, которые появлялись то в одном, то в другом окне на втором или третьем этаже. Девушки прижимались лицами к стеклу; на их лицах была странная смесь интереса и презрения. Покривившись, ответив что-то неразборчиво, девушки уходили в глубь своих тошных квартир с обилием железной посуды на кухнях. Иногда, вслед за девушками, в окне на мгновенье появлялись грузные и раздраженные лица их матерей.
Наконец, молодые люди разбредались, унося пузыри на коленях и мерзкое эхо поганого, неумного мата.
Ничего не будет [тут автор решил, наконец, немного поэкспериментировать: с лексикой, инверсиями и т п]
Люблю целовать его, когда проснется. Щеки, молоком моей любимой налитые, трогаю губами, завороженный.
Господи, какой ласковый, как мякоть дынная.
А дыхание какое... Что мне весенних лохматых цветов цветение - сын у лица моего сопит, ясный, как после причастия.
[этот кусок тоже много цитируют, разумеется. Ну, на этой мажорной ноте и закончу, пожалуй. Там еще стихи доктора живаго и 2 рассказа]

Link | Leave a comment |

Comments {5}

сколько волка хлебом не корми

с приветом

from: swingling
date: Jun. 9th, 2008 09:57 pm (UTC)
Link

Интересно. Надо почитать.
Мимотемно: Почему Свед (Бжий), это что-то шведское имеется ввиду?
"Размахивающего руками жертву" понравилась, а "миничел" - вапще зачодно!

Reply | Thread

Валентин Алень (ударение на втором слоге)

Re: с приветом

from: alen_valen
date: Jun. 10th, 2008 04:37 am (UTC)
Link

))

Reply | Parent | Thread

Павел Банников

(no subject)

from: pavelbannikov
date: Jun. 26th, 2008 12:00 pm (UTC)
Link

все, пошел покупать :)
спасибо за рецензию

Reply | Thread

Валентин Алень (ударение на втором слоге)

(no subject)

from: alen_valen
date: Jun. 26th, 2008 12:22 pm (UTC)
Link

)) надеюсь, Прилепин мне пришлет % комиссионных ))

Reply | Parent | Thread

Павел Банников

(no subject)

from: pavelbannikov
date: Jun. 26th, 2008 12:25 pm (UTC)
Link

просто обязан :)

Reply | Parent | Thread